Понедельник, Январь 22, 2018
Главная > Образ жизни > Какую жизнь я выбираю

Какую жизнь я выбираю

Что разрушает семью?

Кто-то скажет, что семейную идиллию ставят под угрозу разные характеры супругов или несовпадение взглядов на жизнь, а может, и бытовые или материальные вопросы. А как насчет вредных привычек? Речь пойдет не о том, когда Он разбрасывает свои грязные носки, а Она вместо слов поддержки кидает: «Я же тебе говорила», а о тех ситуациях, когда вредная привычка одного из супругов приводит семейную жизнь в  тупик. 

По данным разных источников интернета, в России алкоголизмом страдают до 5 000 000 человек. 84% всех тяжких преступлений в стране совершается в состоянии алкогольного или наркоопьянения. Статистика удручает. Выходит, что каждый тридцатый – зависим, а их близкие люди попадают в зону риска. Попробуем понять, есть ли выход.

Рассмотрим несколько ситуаций.

Ситуация первая, когда в семье с детьми алкогольной зависимостью страдают оба родителя. Как правило, в этих обстоятельствах порядок действия регулируется законом. Сначала такие семьи попадают на учет, но, если ситуация не меняется, родителей предоставляют  самим себе, а детей передают органам опеки. Впоследствии опекунами становятся кто-то из родственников либо кто-то другой, но более ответственный, чем их родители.

Если все стороны такого процесса срабатывают слаженно и ответственно, то эти дети имеют отличные шансы на нормальную жизнь, в привычном понимании. То есть они будут учиться и работать, покупать телевизоры и машины, копить на отпуск в Геленджик. Только вот они всегда будут помнить свои истории и своих родителей.

Елена, 57 лет*: «Моя сестра пила и пьет беспробудно, и когда она родила Егора, я сделала все возможное, чтобы мальчика передали под мою опеку. Сейчас ему 13 лет, он отличный парнишка, как все подростки, иногда бунтует, но в целом все хорошо. Только знаете, изредка моя сестра живет у нас, и когда мы с ней начинаем ругаться, ну… я говорю ей про ответственность, и возраст, и сына… Егор заступается за мать, требует, чтобы я не кричала на нее. А когда та попадает в больницу, Егор ходит к ней каждый день… Я понимаю, что как бы он ни любил меня, мама есть мама».

Комментарий психолога. На самом деле все объяснимо: детское, инфантильное восприятие мира сводится к тому, что ребенок считает себя центром мира. В позитивном ключе – это эгоизм (все игрушки мои, все конфеты мои), в негативном – я во всем виноват (родители разошлись из-за меня, я виноват в том, что меня обидели). И, таким образом, когда ребенок попадает в детский дом, он, во-первых, считает, что это его вина, а мама и папа не виноваты, а раз они не виноваты, значит, они его любят, а раз любят, значит, они – хорошие. 

Вторая ситуация, когда в семье с детьми алкогольной зависимостью страдает один из родителей, многим из нас так или иначе близка. Историки и психологи большую любовь к алкоголю связывают с социальной,  экономической и политической обстановкой в стране.

Резкий рост алкоголизма пришелся на кризис 90-х, когда миллионы человек легли спать жителями СССР, а проснулись жителями России, Белоруссии, Казахстана и других стран. У людей не было никакого понимания, что будет завтра: будут ли еда, работа, деньги. Алкоголь помогал забыться. Кто-то попадал в эту зависимость навсегда, кто-то вырывался из этого круга и шел дальше, но выпивали почти все. И что мы имеем сейчас?

У нас выросло целое поколение людей, которые переняли модели поведения своих родителей. А именно:

  • «Алкоголь помогает мне расслабиться, у меня очень напряженная работа».
  • «Я в любой момент могу отказаться от алкоголя. Отец же смог».
  • «Он пьет из-за стресса и проблем на работе, все наладится – и он перестанет».
  • «Я не хочу разрушать семью, мой папа пил, но они же с мамой справились».

И дальше все эти модели расходятся по поколениям, как круги по воде.

Жанна, 38 лет*: «Я десять лет прожила в браке с зависимым мужчиной. Искала его по подвалам с полицией, останавливала от самоубийств, возила по диспансерам, и каждый раз он мне говорил, что это всё, что это в последний раз, что он всё осознал… Потом я поняла, что веду себя так, как, по-моему, должна была себя вести моя мама, но не повела. Она забрала нас с братом и ушла от папы, через пару месяцев он умер в горячке. Может, я пыталась что-то ей доказать… не знаю, кому я хуже сделала».

Комментарий психолога. Есть такое понятие «созависимость» это взаимосвязь между теми, кто зависим (алкоголики, наркоманы и т.д.), и теми, кто о них заботится. Вторые опекают, несут ответственность, обеспечивают, держат в секрете истинное положение дел, оправдывают. В конечном счете созависимые полностью подчиняют свою жизнь своему партнеру с зависимостью.

В нашей культуре пока не выработаны механизмы действий для созависимых, они предоставлены сами себе, зачастую остаются наедине со своей ситуацией. А если ко всему набору установок подключаются общественное мнение или страх осуждения – начинается ходьба по кругу, из которого человек не видит выхода.

Как правило, в таких условиях человек выбирает из трех сценариев:

  1. Из созависимого становится зависимым (известно много историй, когда сначала в семье запил муж, а потом за компанию стала выпивать жена, чтобы мужу меньше досталось).
  2. Остается в статусе созависимого, и вся история тянется долгие годы, до тех пор, пока источник созависимости не уходит из жизни.
  3. Созависимый разрывает связь. Это происходит мучительно, больно, проблемно. Но после наступает умиротворение. В этот период важно обратиться за помощью к профессионалам, которые смогут оказать поддержку, иначе существует риск снова вступить в подобного рода взаимосвязь.

Какой путь будет выбран в каждой конкретной ситуации, зависит от внутренней силы, осознанности и чувства ответственности человека.

Екатерина, 38 лет*: «Я недавно развелась с мужем, кто знает, сколько бы еще жили вот так вот… В общем, он как-то раз так напугал ребенка в пьяном угаре, и меня как перерубило. Правда, самое тяжелое наступило позже, когда муж осознал всю серьезность моих намерений: он брал штурмом квартиру, угрожал. Было страшно. Сейчас мы с сыном ходим к психологу, я понимаю, что сама не могу помочь ребенку справиться с такой травмой, когда твой родной человек тебя пугает до полусмерти».

Насчет третьей ситуации, когда в семье с детьми один из родителей страдает наркотической зависимостью, мнения разнятся. Одни считают, что если кто-то из родителей наркоман, то второй родитель должен собрать детей и бежать сломя голову из такой семьи. Другие настаивают, что без поддержки человек не справится и оставлять его одного нельзя. Оба взгляда обоснованы и подтверждены многочисленными удачными примерами. Одно очевидно: если в случае с пристрастием к алкоголю можно попытаться справиться собственными силами, то при наркозависимости надо обращаться за помощью к специалистам.

И какое бы ни было принято решение вторым членом семьи (спасать или бежать), очень важно в первую очередь помнить о детях. Проблема не единична, и механизм оказания помощи и семьям наркозависимых, и самим наркозависимым выработан давно. Предусмотрены как медицинская, так и психологическая поддержка, а в целях безопасности проводят регулярные медицинские обследования всех членов семьи.

Секрет семейного счастья прост: психологически здоровые люди создают психологически здоровые семьи, в которых рождаются и растут нравственно, духовно, морально, да и просто здоровые люди. Чем раньше будет разорван порочный круг, тем больше будет шансов на счастье.

*Имена в материале изменены по просьбам самих героев.

Помощь в городе Тюмени оказывают:

Центр социальной помощи семье и детям «Семья»: тел.7(3452)208-988.

Центр внешкольной работы «Дзержинец», который специализируется на помощи несовершеннолетним, попавшим в трудную жизненную ситуацию, а также членам их семей: тел. 7(3452) 399-294.

Оксана Жук

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: